Миграция агинских бурят:

Миграция агинских бурят: Ради бога!

О некоторых актуальных проблемах агинских бурят – в интервью с сенатором от Забайкальского края Баиром Жамсуевым, бывшим Главой администрации Агинского Бурятского автономного округа.

– Баир Баясхаланович, после создания объединенного Забайкальского края миграционный отток из Агинского округа значительно возрос. Как вы это объясняете?

– Понятно, что сейчас в экономике есть негативные тенденции и население мигрирует за пределы округа. Я внимательно смотрел, куда выезжают. В первую очередь в Бурятию.

– Хотя география значительно шире, это и Магадан, Иркутск…

– Уезжают и в Южную Корею за большими заработками. Как написал один ваш коллега: Едут батрачить. Это неправильно, едут туда, где больше и стабильно платят. Те же учителя и врачи едут на Дальний Восток. У нас в крае были периоды, когда задерживали выдачу заработной платы. А на постоянное место жительства уезжают в основном в Бурятию, в Улан-Удэ центр бурятской жизни. Молодёжи здесь комфортнее, а за ними едут друзья, товарищи и их родители. Да, есть люди, которые любят космополитичную атмосферу в мегаполисах. Ради бога!

Но есть люди, которые хотят жить в более мононациональной среде, и от этого никуда не деться. Они выбирают жизнь в этнически более однородной среде. И это нормально, когда люди хотят говорить на своём языке, сохранять свою культуру. А то у нас сразу пытаются наклеить на них ярлык националиста. Это всё фобии, возможно, берущие начало в нашем имперском прошлом. Главное, чтобы люди не возвышали свою национальность над другими.

– Улан-Удэ – это столица всех бурят, однако в постсоветское время связи с округами ослабли. И в этом плане Улан-Удэ утрачивает роль культурной метрополии.

– Мы всегда воспринимаем Улан-Удэ как центр бурятской идентичности, культуры, искусства и науки. Поэтому театры оперы и балета, Бурдрамы и театр Байкал, писатели, художники должны нести своё искусство по всей этнической Бурятии, а не только по республике. Это моё твердое убеждение. А наши руководители отрасли культуры всегда могут договориться, как это сделать.

– Баир Баясхаланович, есть и другие причины для миграции. Интенсификация производства в аграрном секторе, когда на одном тракторе за раз пашут, культивируют, сеют, боронуют и уезжают до осени.

Во-вторых, те, кто сумел заработать в период суверенитета, им стало тесно в рамках маленького округа.

И третье, это следствие демографического подъёма в Аге в прошлые годы. Ведь общее количество постоянного населения остаётся в пределах 70 тысяч?

– Его население остаётся стабильным, хотя отток есть, и это повод задуматься для руководства края и округа. Но в целом это мировая тенденция, есть миграция в города, и она усиливается. Тем более сейчас условия другие. Можно свободно купить квартиру, построить дом. А в советское время это было не так просто, получить ту же квартиру. По своей юности в Чите во второй половине 70-х помню, даже визуально, как там мало было бурят. А сейчас?

– Дело ещё в том, что процесс урбанизации агинцев сильно запоздал. В Иркутской области демографический пресс был гораздо сильнее. И ещё в начале 60-х годов буряты из Алари уезжали в Агу. А из Бурятии – из Кабанского района. Тогда только из одного Корсаково в Харашибирь уехало полсела.

Как сказал Валерий Шойжамсоевич Семёнов из Гунэя: Наш колхоз трижды жил при коммунизме: в СССР, потом, когда наше хозяйство стало филиалом железной дороги, и при Жамсуеве.

– Вы правильно сказали, что этот процесс мы осознанно задержали. Вкладываясь в сельское хозяйство, выдавая беспроцентные ссуды, развивая социальную инфраструктуру. Но процесс такой объективно существует, люди уезжают из села. Ведь вести товарное хозяйство в деревне не так просто. Нужно работать целыми днями и без выходных, летом и зимой быть привязанными к своему хозяйству. И такие же деньги можно получать в городе, проживая в комфортных условиях, имея нормированный рабочий день и выходные. Мы сами и наши родители всегда хотели, чтобы дети жили в лучших условиях. Это всё из лучших побуждений! Но тем самым мы сами выталкиваем их в города.

– В республике такая же тенденция. Бурятская, именно бурятская молодёжь, активнее переезжает в города. Из тех же Джиды или Мухоршибири.

– В то же время нельзя воспринимать миграцию из Аги как повальную. Если нормально трудиться, наладить бизнес, можно прекрасно жить и в условиях округа. Возможности для социального лифта, хорошего экономического самочувствия там нисколько не хуже, чем в городе.

Кроме миграции, есть проблема демографии. Хотим мы или не хотим, но бурятские семьи объективно сокращаются. Вспомните, какие семьи были у наших дедов. А наши родители уже были в какой-то степени урбанизированы, а мы тем более.

Сейчас растёт поколение, которое понимает, что много детей – это хорошо. Но для этого должны быть экономические основы. Чтобы дети не были ни в чём ущемлены, одеты, обуты, имели соответствующие телефоны и т.д. Больше угроза не в том, знаешь ты свой язык или не знаешь, хотя и это актуально, а в том, что может произойти естественная депопуляция бурятского населения.

– В своё время вы целенаправленно учили агинскую молодёжь в вузах Москвы и Санкт-Петербурга. Где они сейчас трудятся? Остались в столицах?

– Не совсем. Часть вернулась в округ, у нас в администрации трудились молодые специалисты, получившие образование в Москве. Часть приехала в Улан-Удэ. Но, понимаете, если бы мы жёстко придерживались принципа возвращения только домой, у нас не было бы Дашинимы Дугарова и Кима Базарсадаева. Поэтому, если у человека есть возможность реализовать себя на другой территории, где больше возможностей, почему бы и нет?

Сам по себе престижный вуз – это не гарантия, что человек станет хорошим специалистом. Очень многое зависит от самого человека, от его желания стать кем-то в жизни. Основа любого успеха и прогресса – это трудолюбие. А не имитация бурной деятельности.

– Как вы относитесь к мнению забайкальского поэта Виктора Балдоржиева о том, что буряты, живущие вне территориальных образований, более конкурентоспособны. Действительно ли это так? Возьмём тех же Владимира Ешеева, Даши Намдакова, Мэдэгму Доржиеву, Хамбо ламу Аюшеева и, конечно, вас самих.

– Округ имеет свою специфику, конкуренция там существует, и очень большая. Конкуренция между самими бурятами, так же как и в Улан-Удэ, где собираются буряты со всей этнической Бурятии и не только они, но и представители других национальностей.

А те, кого вы перечислили, ведь они стали такими успешными благодаря именно своей национальной идентичности. Тот же Владимир Ешеев вырос в мононациональном бурятском селе в Ононском районе. И ведь стрельба из лука – это чисто бурятский вид спорта. А Мэдэгма где нашла себя? Не в Москве и не в Чите, а в Бурятии. Искусство Даши Намдакова корнями уходит в бурятскую культуру и этим интересно миру. Хамбо лама Аюшеев ведь тоже состоялся в бурятском буддизме, а в буддийский университет в Улан-Батор был направлен от Агинского дацана. Что касается меня, то где я себя проявил? Не в Читинском районе, где вырос, а именно в Аге!

Единственный Герой Труда России – это агинский чабан Далай Гунгаев. Та же призёр Олимийских игр Туяна Дашидоржиева родом из Аги. Поэтому я не скажу, что округ создаёт тепличные условия. Хотя, конечно, иноязычная и инонациональная среда, а я это знаю по себе, действительно заставляет мобилизоваться.

– Недавно в Дульдурге прошёл круглый стол хамниган. Собравшиеся были озабочены их состоянием в районах края вне округа, где усиливаются ассимиляционные процессы. Что вы думаете по этому поводу?

– Во-первых, я не вижу особой разницы между бурятами и хамниганами. Но вот интерес к своей культуре, родословной, традициям нужно поддержать. Это замечательно! Я был в Гунэе и с большим интересом посмотрел материалы по родословной и истории хамниган. Но при этом не должно быть никакого противопоставления со своими соседями, с которыми они веками живут рядом. А то нам свойственно замечать негативные черты среди своих ближних. Нельзя приписывать их только вот хамниганам, сонголам или агинским бурятам. Это ведёт к разделению! Нужно брать пример с Чингисхана, который, будучи сам тенгрианцем, очень лояльно относился к другим религиям.

– В 1996 году вы были председателем Комиссии Государственной Думы ФС РФ по содействию в преодолении последствий осетино-ингушского конфликта и прекрасно знаете, к чему это приводит.

– Когда объединяются хори или эхириты, это нормально. Но когда начинают выяснять, кто лучше – хори, эхириты или сонголы, то это уже путь к вражде, раздробленности, которые будут сказываться на детях и внуках. Это абсолютно неприемлемый путь для нас, бурят. Мы должны это в корне пресечь! Мы все разные, и это хорошо! А мы начинаем возводить наши различия в ранг антагонизма.

– Как-то в Аге я интересовался у молодых людей насчёт брачных предпочтений их родителей. Выяснилось, что не особо желательны иркутские, тункинские и сонголы. А я говорил, как же так, вот у двух замов Жамсуева Жаргала Сунграповича и Баира Галсановича и главного редактора Агинки Баира Цыдыповича жёны иркутские

– (смеётся) У меня самого жена имеет баргузинские корни

– И здесь в Бурятии советский плавильный котёл уже создал смешанную по крови бурятскую национальную элиту, например Валерий Пурбуевич Доржиев. Нет и религиозного антагонизма, если даже взять тех меценатов, кто лично построил буддийские храмы и дацаны, скажем, Владимир Александрович Дмитриев.

– Мы в Агинском восстановили Свято-Никольский православный храм, за что я удостоен ордена РПЦ. Или допустим, вы знаете, что каменную кладку Агинского дацана клали русские мастера?

– Баир Баясхаланович, вы живёте в Москве и так издалека смотрите, как там живут в Аге и Чите?

– Нет, конечно, нет. Я живу в Забайкалье. Это как раньше шутили: Какую газету вы любите? – Ложусь спать с Комсомолкой и просыпаюсь с Комсомолкой! Имея в виду не девушку, а газету. Я ложусь спать, просыпаюсь, смотрю читинские и агинские сайты. Если даже я физически живу в Москве, то это место моего временного пребывания.

Сейчас у меня отпуск, и я буду перемещаться по округу и краю. С молодых лет я на государевой службе, и приходится ездить между Читой, Агой и Москвой.

С удовольствием бываю в Улан-Удэ, где у меня много друзей. Много друзей и в Иркутске. В своё время мы очень плотно сотрудничали с Усть-Ордой и вагонами ездили в гости друг к другу. Взаимный интерес у нас был, есть и будет. И в скором будущем мы обязательно постараемся возобновить наши контакты.

Но возвращаясь к округу. Он был, есть и будет существовать. Более того, если сравнить наши районы с любыми сельскими районами в других регионах, мы выглядим гораздо лучше. Просто не надо всё упрощать, всё гораздо сложнее

Напомним, в первой части интервью Баир Жамсуев рассказал, насколько было необходимо объединять регион с Читинской областью, почему альянс состоялся, и что скрывалось на самом деле за официальными заявлениями.


5 thoughts on “Миграция агинских бурят:”

  • Владимир Галсанович

    July 27, 2019 at 12:03 am

    А мы вот переехали из Улан-Удэ на родину предков – Агу.

    Первое время будет тяжело, но ни что не сравнится с чувством связи с отчей Землёй.

    Reply
  • Alexey Bass

    July 27, 2019 at 3:03 am

    Владимир,

    Reply
  • Дарима Музыка

    July 27, 2019 at 10:03 am

    Нда. Без комментариев!!!

    Reply
  • Бадма Логинов

    August 9, 2019 at 6:03 pm

    Вся Бурятия мигрирует, деревенские в город, а городские подальше от Бурятии

    Reply
  • Эрика Галсанова

    August 17, 2019 at 6:03 pm

    Бадма, сейчас идет и обратная тенденция..народ возвращается обратно с Питера..Москвы…

    Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*
*